Нет чужих детей, или Тайна «Доброй комнаты»



На вопросы издания «ЗемляК» отвечает Линара Самединова –
депутат Московской областной Думы, инициатор программы «Добрая комната».

ЗемляК: – Линара Раимовна, как появилась идея создания «Доброй комнаты»?

Л. Самединова: – Идея появилась тогда, когда мы поздравляли детей центральной городской больницы города Электросталь с Новым годом. После анимационной программы я пошла поздравить детей, которые не смогли лично принять участие в празднике, и увидела, как содержатся дети, которые попали туда по линии социальной защиты, комиссии по делам несовершеннолетних, с улицы и т.д. Там были зеленые однотонные неприятного цвета стены, отсутствие даже обычных жалюзи и вообще оформления окон, железная детская кроватка и минимальный набор игрушек. Нянечка была вынуждена закрывать детей в палатах, потому что обслуживала много других. Совсем маленькие дети оставались в комнате одни. Учитывая, что это были новогодние праздники и то, что я сама недавно стала мамой, мне было вдвойне жаль этих детей. Захотелось хоть как-то повлиять на эту ситуацию. Из реального – можно было сделать детскую игровую комнату в электростальской больнице. Мы выбрали с главврачом место – это холл – для того, чтобы дети, которые пришли по социальной линии, и дети, которые лежат с родителями (как правило, это до 6 лет), могли посещать детскую игровую комнату в свободное от процедур время. То есть нянечка собирает социальных деток, кто попал в больницу по этой линии, и в свободное время отводит их в игровую комнату. Там они могут посмотреть мультики, почитать книжки, поиграть в настольные игры и так далее.

– Что обязательно должно быть в таких помещениях?

– По итогам мониторинга, который мы провели силами партии «Единая Россия» в летний период, мы поняли, что детские игровые зоны есть почти во всех больницах и поликлиниках. Как правило, они предусматривают возрастной ценз детей от 3-4 лет, когда дети уже самостоятельно ходят, стоят, сидят. Однако они совершенно не предусматривают нахождение там детей от нуля, которые еще ползают, только начинают сидеть. Напольных покрытий в наших медицинских учреждениях не было нигде. Оно – первое обязательное условие. Вторым условием мы взяли граффити или так называемую роспись стен. Символом нашего проекта мы взяли Умку – это союзмультфильмовский персонаж, который косвенно отсылает к нашей партии, потому что именно партия поддержала реализацию моей инициативы и смогла масштабировать её на территорию всей Московской области.


Обязательными являются детские игровые элементы. Где-то это тематические уголки, например, кухня или парикмахерская, столярский набор, но это уже желание каждого муниципалитета и больницы в частности. Кроме того, это столик и детские стульчики, чтобы дети могли читать, раскрашивать картинки, играть в настольные игры.


Это могут быть крупногабаритные безопасные игрушки для самых маленьких, в основном, конечно, развивающие. По-возможности – телевизор, чтобы смотреть мультфильмы.


– Как осуществляется подбор поставщиков мебели и игрушек, выбор подрядчиков для проведения ремонта и обустройства помещений? Какое покрытие используется в «добрых комнатах»?

– Хочется отметить, что проект реализуется исключительно на благотворительной основе и за счёт спонсоров. Ни копейки бюджетных средств на проект не привлекается, поэтому мы обратились, в первую очередь, в торгово-промышленную палату Московской области. Я выступила по видеоконференцсвязи и попросила коллег поддержать нашу инициативу. Тем самым каждое муниципальное образование, где есть торгово-промышленная палата, так или иначе уже подключились к реализации проекта. Еще одним из источников являются местные советы депутатов, в основном, конечно, фракции Единая Россия.


Хотя у нас есть успешная практика в г.о. Королев, когда депутаты разных партий подключились к созданию детской игровой комнаты.
Также это банк «Возрождение», который оказывает спонсорскую помощь на региональном уровне и помогает буквально каждому проекту-участнику. И это компания «Eco cover», которая реализует свою работу в Ногинске. От них мы поставляем в муниципалитеты-участники напольные покрытия через благотворительную организацию. Каждый муниципалитет определяет у себя обеспечение проекта на муниципальном уровне. Как правило, это поставщики продукции в наши детские сады, которые имеют лицензии и сертификаты на их товары и услуги, которые они оказывают.

– Планируется ли реализовать проект не только в стационарах?

– Проект изначально задумывался именно в соматических отделениях больниц, где дети лежат и находятся на лечении длительный период времени, но когда мы начали реализовывать проект, к нам стали обращаться поликлиники с запросом на создание таких детских игровых зон в местах ожидания врачей. Как правило, это зоны прививочных, процедурных, зоны ожидания врачей общего модуля, то есть тех же педиатров и узкопрофильных специалистов. Поэтому мы не ограничились только больницами, взявшись и за поликлиники.

– Какие планы по созданию «добрых комнат» в областных больницах? Будут ли они во всех детских отделениях больниц? Сколько на это понадобится времени и средств?

– Мы ставим себе амбициозные цели зайти в каждую поликлинику и в каждую больницу, но, естественно, мы работаем по запросу от медицинских учреждений. Если больница или поликлиника были в капитальном ремонте, либо с нуля созданы и недавно построены, как правило, там уже предусматриваются подобные комнаты, и в эти учреждения мы заходим в последнюю очередь, и только если у них есть такая потребность. В первую же очередь мы заходим в соматические отделения больниц, в которых давно не было ремонта, и в поликлиники, от которых приходит запрос. Хочу отметить, что две недели назад мною была сделана презентация на видеоконференцсвязи Минздрава Московской области, после чего мне поступило порядка пятнадцати заявок от медицинских учреждений с просьбой включить их в реализацию нашего проекта.

– Если мы говорим о поликлиниках, то там понятно: за детьми во время игр будут следить мамы. А в стационарах, отделениях больниц?

– Если мы говорим о поликлинике, то в первую очередь, конечно, мы говорим про родителей, с которыми они пришли. Если мы говорим про больницу, то, как я уже сказала, дети до 6 лет, как правило, лежат с кем-то из родственников. Это либо мама, папа, либо бабушки, дедушки. Если дети уже лежат в больнице самостоятельно, то это, конечно, на ответственности медперсонала и штатной няни, если таковая имеется.

– Имеются ли у проекта «Добрая комната» аналоги?

– Аналогов проекта на территории Московской области нет. Есть поликлиники и больницы, которые своими силами старались создать такие зоны. Мы стараемся не вредить уже созданному, а только дорабатывать. Если у больницы или поликлиники есть такая потребность, они к нам обращаются, и мы им помогаем. Если они самостоятельно создавали подобные комнаты, то мы в эти истории, естественно, не вмешиваемся.

Конечно, надо бы закончить интервью по всем правилам, но сегодня мы решили этого не делать. Просто хочется, чтобы добрые начинания не кончались. Чего нам всем и желаем!

© zemlyak.news